МЕРОВКА
Вторник, 04.10.2022, 18:54
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Школы села Меровка-2РегистрацияВход
Меню сайта
Cтатистика
Яндекс.Метрика
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Школы села Меровка (окончание)

Начало

 

Как обстояло дело с грамотой в Хвалынском уезде после учреждения Земства

При учреждении земства в Саратовской губернии в 1866 году в его ведение перешло 38 школ в уездах, из которых только 2 были двухклассными (одна в Саратовском и одна в Сердобском уезде). Такого числа школ было явно недостаточно. При этом степень участия уездного земства в деле народного образования в каждом из уездов заметно отличалась.

В Вольском и Хвалынском уездах отношение к школам было «весьма равнодушным». Земство Вольского уезда не стремилось к открытию сельских школ вплоть до начала ХХ века. В Хвалынском же уезде предпринимались постоянные попытки избавиться от земских школ и перевести их в число церковно-приходских. В этих уездах также не было ни одной школы Министерства народного просвещения. Начальное образование было представлено главным образом церковно-приходскими школами, которых в Вольском уезде до 1866 года было только 3, а в Хвалынском - только 2 (здесь мы видим явное расхождение с данными из журнала СЕВ за 1862 год).

Программа образования в начальной школе предусматривала получение минимального набора знаний. Изначально в учебный план входили только Закон Божий, русский язык (чтение и письмо), арифметика (4 действия с целыми числами) и церковное пение. Обучение данной программе не требовало зданий, имеющих специализированные классы или сложный инвентарь, поэтому развитие земской школьной архитектуры приходится на период начала ХХ века, когда школьная программа стала усложняться, а новые предметы, согласно распоряжению Министерства, могли вводиться только в школах, имеющих новые здания[1].

 

Экзамены в школе

По окончании школы проводились выпускные экзамены, по результатам которых выдавались свидетельства об окончании школы. Экзамены были государственными и проводились не учителями, а членами уездного училищного совета, то есть преимущественно чиновниками. То, что экзамены проводили не педагоги, а лица, не имеющие специальной квалификации, воспринималось учителями как проявление обидного недоверия к их деятельности.

Экзамены не были обязательными для учеников. Они были короткими и простыми (как правило, один вопрос на предмет), не имели формальной программы или официально утверждённых вопросов — представляли собой импровизацию, зависевшую от подхода экзаменатора. В 1907 году были опубликованы минимальные экзаменационные требования МНП (министерства народного просвещения), которые оказались ещё ниже, чем общепринятые на тот момент; в частности, от учеников вообще не требовалось никаких навыков правописания. Школы же предпочитали держаться выработанных практикой более сложных экзаменационных требований.

Занятия в школе оканчивались в апреле, перед началом весенней распутицы. Экзамены же проводились тогда, когда членам училищного совета было удобнее добраться до деревень, — в начале лета. Многие ученики не могли отвлечься от хозяйственных забот, а также не желали повторять учебный курс перед экзаменами. В результате процент учеников, формально окончивших школу и получивших свидетельство, был очень небольшим. В 1905 году свидетельства об окончании училища получили только 9 % от общего числа учеников сельских школ, хотя теоретически школу должно было окончить около 30 % учащихся.

 

Учительские курсы

Хвалынское отделение Епархиального Училищного Совета по окончании экзаменов в школах выяснило пригодность (в смысле образовательного ценза и педагогической способности) бывшего учительского персонала церковных школ. А затем учителей, оказавшихся не отвечающими своему назначению, от учительства отстранило и заменило их более правоспособными лицами из имевшихся кандидатов, вызванных чрез газетную публикацию. Тем не менее, подобные меры в общем мало способствовали делу улучшения образовательного ценза учащих (учителей) в церковных школах, и главная причина здесь заключалась в ограниченности денежных средств, какими располагали в отчётном году Епархиальный Училищный Совет и его уездные отделения.

Для ознакомления малоопытных учителей и учительниц церковных школ епархии с делом обучения грамоте и главным образом церковному пению Епархиальным Училищным Советом устроены были в 1901 – 1902 учебном году педагогические курсы в г. Саратове. Средства на организацию курсов были отпущены Училищным Советом при Святейшем Синоде, в размере 2500 рублей с добавлением к этой сумме 831 рубля из местных средств Епархиального училищного Совета. Участвовавших на педагогических курсах учителей и учительниц было 80 человек по назначению уездных Отделений совета и 28 человек вольнослушателей. Курсы продолжались с 18 мая по 24 июня. Инспектором курсов был господин Епархиальный Наблюдатель И. Г. Розанов.

 

На что содержались школы Хвалынского уезда

Для правильной организации дела народного образования в духе церковности препятствием всегда служил недостаток средств к содержанию школ и отсутствие удобных помещений; местное же духовенство не жалело на школьное дело своих сил и забот. На помощь крестьян духовенству рассчитывать было трудно, так как крестьянские общества должны были бы нести двойные взносы: на земскую школу, которую дети дальних деревень и посещать не могли, и на церковные школы, которые находились при местах их жительства.

В 1893 – 1894 учебном году в Хвалынском уездном отделении Саратовского епархиального училищного Совета состояли: председатель протоиерей Геннадий Дроздов, члены: священники – Павел Ктаторов, Николай Богородицкий, Николай Протасов, председатель уездной земской управы Николай Веденяпин, заведующий городским училищем Павел Филатов и господа земские начальники.

Епархиальный Училищный Совет, не имея в своём распоряжении средств на помощь нуждающимся питомцам церковных школ, просил благотворительные общества, Общество Красного Креста и господ земских начальников не оставить без внимания при распределении помощи учащих и учащихся в церковных школах и с своей стороны испросил разрешения Его Преосвященства произвести кружечный сбор по всем церквам епархии в пользу нуждающихся. Собрано было и представлено в Совет более 2000 рублей, каковая сумма и препровождена в уездные Отделения – Саратовское, Вольское, Хвалынское и Камышинское – на предмет оказания помощи учащим и учащимся в церковных школах.

Из отчётов Отделений усматривается, что церковно-приходские попечительства и господа попечители и попечительницы церковных школ оказывали существенную помощь учащимся.  Хвалынское городское общество в 1899 году дало на школы г. Хвалынска 240 рублей; дворянство также сочувственно относится к церковным школам. (Здесь более подробный Отчёт уездного наблюдателя за 1893 - 1894 учебный год).

Господа земские начальники сочувственно и внимательно относятся к церковным школам. Они посещают школы, принимают участие в производстве экзаменов и участвуют в заседаниях Отделения. Особенно ревностна и плодотворна деятельность господ земских начальников В.И. Томич и Н.В. Давыдова, по настоянию которых сельские общества их участков пожертвовали на нужды церковных школ 1554 рубля 42 копейки.

 

В марте 1899 года СЕВ сообщали, что «попечителем школ Меровской и Алексеевской Хвалынского уезда (был) К. Шлинс».

Отчётный 1899 год был тяжким для поволжских уездов Саратовской епархии. Неурожай этого года и целый ряд неурожаев в предыдущие годы подорвали материальное состояние крестьян. Губернским и уездными земствами, местными благотворительными обществами и Обществом Красного Креста организована была помощь голодающему населению: устраивались дешёвые и бесплатные столовые, отпускался хлеб для взрослых и детей, покупался за счёт казны рабочий скот и корм для оного, а для детей-школьников устраивались столовые при школах, а наиболее нуждающиеся из них снабжались одеждой и обувью.

В 1899 году протоиерей г. Кронштадта Иоанн Сергиев пожертвовал 100 рублей на нужды церкви-школы в сельце Меровка Хвалынского уезда.

В 1900 году в СЕВ № 24 писали, что Отделения отмечают факты того, что дети раскольников поступают учиться в церковные школы. Так, в Меровской церкви-школе Хвалынского уезда обучаются двое детей руководителя раскола Егора Зеленцова (на 1912 год раскольников было 39 домов и 3 дома сектантов).

Вследствие постигшего Хвалынский уезд неурожая хлебов в 1901 году, учащиеся в некоторых школах снабжались бесплатным обедом на средства Красного Креста, причём многим из них выдавалась бесплатно же обувь и одежда.

11 февраля 1902 года наблюдатель господин Дивногорский докладывал о том, что в Меровской школе очень холодно (+5-7) (хотя экономия графа Воронцова-Дашкова выделяла средства на отопление Меровской школы и уплачивала 100 рублей в жалованье учителю). Доклады наблюдателя, равно как заметки в ревизионных книгах о школьных помещениях и обстановке, уездным отделением «приняты к сведению».

 

Школьные учителя в Меровке

Учителями в церковных школах служили диаконы, окончившие полностью или частично курс духовной семинарии, учительской семинарии или уездного училища; псаломщики с таким же неоконченным образованием; учительницы, окончившие курс епархиального женского училища или женской гимназии; учителя-мужчины, имеющие свидетельства на звание учителя (часть из них окончили курс инородческой семинарии, часть – двухклассное городское училище, уездное училище либо получившие домашнее образование).

Об учителях школы в селе Меровка известно немного.

  1. Павел Образцов

13 ноября 1903 года, в день святого Иоанна Златоуста, Его Преосвященство, Преосвященнейший Гермоген совершил божественную литургию в Киновийском храме. Во время литургии были посвящены в сан диакона: учитель церковно-приходской школы села Меровка Хвалынского уезда Павел Образцов.

В 1904 году «Государь Император, согласно с заключением Комитета о службе чинов гражданского ведомства и о наградах, по представлению господина Обер Прокурора Святейшего Синода, всемилостивейше соизволил на награждение, к 6-му числу мая текущего года, к высокоторжественному дню рождения Его Императорского Величества, за труды по народному образованию, серебряными медалями, с надписями «за усердие», для ношения на груди на Александровской ленте учителей церковно-приходских школ: с. Меровки Хвалынского уезда, Павла Образцова, с. Широкого Буерака, того же уезда, Константина Побединского и учительниц церковно-приходских школ: того же села Риммы Покровской и Преображенской г. Царицына Александры Сургучёвой».

Вероятно, Павел Образцов начал свою учительскую деятельность с момента постройки в Меровке школы-церкви, а может даже и раньше. Ведь серебряную медаль «за усердие» мог получить не каждый учитель. В соответствии со статьёй 728 «Учреждения орденов и других знаков отличия» учителя начальных училищ за 10-летнюю «беспорочную и усердную службу» могли быть награждены серебряной медалью с надписью «За усердие» на Александровской ленте для ношения на шее или в петлице.

  1. Фёдор Георгиевич Дёмин (*1879г)

Окончил курс в ЦПШ (церковно-приходской школе). Резолюциями Его Преосвященства предоставлены места от 13 августа 1910 г за № 2197, при Романовской церкви с. Меровки, Хвалынского уезда, учителю Феодору Демину, в звании и. д. псаломщика.

Возникает вопрос: почему учителя не довольствовались только преподаванием в школе, а искали место диакона или псаломщика? Думаю, дело в бедственном положении учителей, жалованье которых во все времена было невеликим.

 

Школа и учителя в советское время

Уже при Советской власти (год, к сожалению, не известен) построили отдельную школу. Стояла она в центре села, у дороги, которая вела на «средний взвоз» (выезд из Меровки). Здание было деревянное на кирпичном фундаменте, с высокими большими окнами. Внутри – четыре класса-кабинета, учительская. Стены белёные, длинный коридор. Отапливалась школа круглыми печками-голландками. Когда школьников стало прибавляться, пристроили ещё классы («к горе», как рассказывала тётя).

На могиле Ивана Андреевича Редихина. Фото из архива Евсеева А.И. (1965 год)

Светлая полоса вдали - это Волга ещё до разлива, хорошо виден противоположный берег. 

Стрелками обозначены школа и пожарная вышка.

 

После Великой Отечественной войны в Меровке было много детей, и сначала школа была семилетняя. В ней работали несколько учителей, директора звали Агафонов Павел Павлович. В 1955 году школа стала начальной двухкомплектной. Учителей осталось двое: Алексеева Евгения Фёдоровна и Трифонов Василий Иванович, жена которого Галина Фёдоровна работала в Меровке фельдшером. Каждый учитель занимался с двумя классами одновременно (обычно 1 и 3, 2 и 4). В этой школе учились мой папа, Владимир Григорьевич Редихин, его сёстры и брат.

 

Фото из архива моей тёти, Валентины Григорьевны Спириной (Редихиной).

В центре, рядом с директором, сидит мальчик с учебником «Родная речь» в руках. Это Спирин Анатолий, будущий муж тёти.

Слева в нижнем ряду первым сидит мой папа, Редихин Владимир, а рядом с ним младшая сестрёнка Валя.

 

После 4 класса ученики из Меровки уезжали продолжать образование, в основном, в соседнее село Широкий Буерак, жили в интернате. Там можно было закончить 7 классов и поступить после этого в педагогическое или медицинское училища в Вольске. Или же закончить 10 классов и поступить в институт.  

После переселения жителей Меровки, которые при переезде разбирали и перевозили свои деревянные избы на новое место жительства, на месте бывшего села осталась школа и несколько бесхозных домов. Позже их сожгли неизвестные лица (возможно, чтобы освободить землю под садоводческое товарищество).

 

Кроме информации из журнала "Саратовские епархиальные ведомости" (за несколько лет)

в статье использованы воспоминания уроженок Меровки

Спириной (Редихиной) Валентины Григорьевны и Иноземцевой (Бантуковой) Евгении.

 

[1] А.А. Комлев ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЗЕМСКОГО ШКОЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В УЕЗДАХ САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

Вход на сайт
Поиск
Мои сайты
  • Семейная летопись
  • Фамильный герб
  • Мои предки Твердовские
  • Пригласим природу в дом
  • Семейная Книга Памяти и Славы

  • Козлицкая Ирина Владимировна E-mail: irina196107@yandex.ru

    Меровка-2017 © 2022